ПРОТИВ ПОДВОДНОГО ВРАГА

В 1944 г. в связи с подготовкой, а затем и проведением Петсамо-Киркенесской операции значительно возросли воинские перевозки по внутренним морским коммуникациям. Потребовалось увеличить перевозки для нужд флота в восточной части моря — на Новую Землю и в Карском море. Людские перевозки на Северном морском театре в 1944 г. достигли наибольшего объема за войну и составили около 350 тыс. человек. Грузовые перевозки составили около 422 тыс. т '. После освобождения 'Печенги и Киркенеса начались перевозки в эти порты воинских грузов.
Немецко-фашистское командование не прекращало попыток нарушить внутренние и внешние коммуникации Советского Союза. Для этого оно использовало в основном подводные лодки, которые действовали как самостоятельно, так и во взаимодействии с разведывательной авиацией. Надводные корабли противника защищали лишь свои коммуникации и не отрывались от побережья дальше, чем это было необходимо для выполнения данной задачи. Активность фашистской авиации у наших берегов тоже все время падала.
В первой половине года немцы провели семь операций подводных лодок против внешних конвоев, в каждой из которых участвовало от 7—8 до 10—12 лодок. С началом арктической навигации и в связи с прекращением посылки английским адмиралтейством в советские порты внешних конвоев немецкие лодки начали продвигаться на восток: в июле они действовали в юго-восточной части Баренцева моря, а затем и в Карском море. В августе — октябре в Карском море постоянно находились 2—4 подводные лодки. Они атаковали одиночные суда и конвои, выставили минные заграждения из новых магнитно-акустических и магнитно-гидродинамических мин, а также высадили несколько диверсионных групп для уничтожения наших полярных станций. С декабря подводные лодки развернулись у мурманского побережья.
Учтя опыт 1943 г., командование Северного флота усилило оборону морских коммуникаций, особенно в арктическом секторе театра. К началу навигации оно перебросило в Карское море корабли и авиацию. Летом была создана Карская военно-морская база. Улучшение обстановки на советско-германском фронте и усиление Северного флота позволили в 1944 г. выделить для защиты морских сообщений значительно больше кораблей и авиации. Однако из-за общего увеличения контролируемой флотом зоны, протяженность которой достигла 2000 миль, сил по-прежнему не хватало.
Заметно увеличилось количество боевых кораблей в составе наших конвоев. Если в 1941 —1943 гг. на один транспорт в конвое в среднем приходилось 0,7—1,1 корабля охранения, то в 1944 г. соотношение кораблей и транспортов достигло 2:1. В состав охранения чаще стали включаться миноносцы и специальные противолодочные корабли — большие охотники. Эти корабли имели на вооружении гидролокационную аппаратуру и мощное противолодочное оружие — бомбометы.
К поиску подводных лодок советское командование в 1944 г. начало привлекать самолеты — летающие лодки, имевшие большое время полета и специальное вооружение для борьбы с лодками. Однако использовались такие самолеты недостаточно, так как личный состав еще только осваивал их.
В общем противолодочная оборона, созданная на театре, была достаточно надежной, однако в отдельных районах, и прежде всего в Карском море, оставалась слабой. Это объяснялось ограниченностью сил, выделенных в Карское море, большой протяженностью коммуникации, сложными метеорологическими условиями, а также наличием у противника новой техники — радиолокации и акустических торпед.
В навигацию 1944 г. немецкие подводные лодки появились в Карском море 10 августа. К этому времени здесь уже были развернуты силы флота и организовано конвоирование транспортов. Однако сил было недостаточно, а некоторые командиры конвоев, недооценивая опасности, не проявляли должной бдительности.
12 августа в Карском море шел конвой в составе одного транспорта и трех тральщиков. Командир его не применил противолодочный зигзаг и шел прямыми курсами. Когда под транспортом произошел первый взрыв, командир конвоя все еще не поверил в возможность атаки подводной лодки и без должных мер предосторожности приступил к спасательным работам. Такая беспечность привела к гибели транспорта и тральщика, на котором погиб и сам командир конвоя.
26 августа фашистская подводная лодка потопила артиллерией гидрографическое судно «Норд», часть его экипажа расстреляла в воде, а часть захватила в плен. На поиски врага с о. Диксон направились самолеты и тральщик «Т-116». После нескольких дней напряженного поиска 5 сентября в 8 час. 32 мин. с тральщика обнаружили немецкую подводную лодку «U-362». Лодка поспешно погрузилась. Однако советские моряки бдительно несли вахту. В 9 час. 42 мин. они вновь заметили перископ. По сигналу командира корабля капитан-лейтенанта Б. А. Бабанова по вражеской лодке немедленно произвели выстрелы из многоствольного бомбомета. После четвертого залпа с расстояния 2 каб. подводная лодка затонула 1.
При защите арктических коммуникаций в 1944 г. совершил подвиг экипаж тральщика «Т-120» под командованием отважного капитан-лейтенанта Д. А. Лысова. Корабль находился в охранении конвоя, следовавшего из моря Лаптевых к о. Диксон. Конвой состоял из 4 транспортов и 7 кораблей охранения. Около 1 часа 23 сентября один из сторожевых коей обнаружил в тумане немецкую лодку, но тут же был ею потоплен. Тральщик «Т-120» получил приказ продолжать гонск и уничтожить подводную лодку. Конвой же ушел вперед.
Утром погода резко ухудшилась, на тральщике вышла из строя гидроакустическая аппаратура. Корабль получил раз-:т:ление идти на о. Диксон. Однако в 10 час. 15 мин. фашистская подводная лодка выпустила по тральщику акусти--г:кую торпеду, в результате чего в его кормовой части про-:*5ошел сильный взрыв. «Т-120» потерял ход и стал кре--нться. Радиоаппаратура вышла из строя.
Командиру следовало срочно принимать меры к спасению личного состава. В первую очередь спасали раненых. 26 человек были размещены на катере и 20 на понтоне. На боевых постах на корабле остались 38 моряков, в том числе командир корабля, его помощник старший лейтенант Ф. А. Демченко, командир электромеханической боевой части инженер-капитан-лейтенант Н. А. Сосницкий, командир артиллерийской боевой части лейтенант К. К. Наконечный. Они прикрывали уходивших. Командир тральщика капитан-лейтенант Д. А. Лысов, верный лучшим традициям отечественного флота, оставался на своем боевом посту и хладнокровно руководил экипажем в его неравной борьбе с врагом. Вторая торпеда решила судьбу корабля, и холодные арктические волны поглотили 38 героев.
Тяжелые испытания выпали и на долю покинувших корабль моряков. Команду катера возглавил штурман лейтенант В. А. Дементьев, старшим на понтоне шел старшина 1-й статьи А. К. Дороненко. В тумане суденышки разошлись. На понтоне имелось только два весла, морская зыбь мешала грести, и моряки соорудили из шинелей парус. Отважным североморцам пришлось выдержать 8-балльный шторм. Понтон постоянно заливало, каждую минуту его могло перевернуть. Но выдержка и крепкая морская дружба победили. Через двое суток катер подошел к какому-то острову, а на следующий день к берегу прибило и понтон. Однако необитаемый остров еще не давал полного спасения. Потребовалось еще несколько дней, чтобы наиболее крепкие моряки из обеих партий добрались до материка и сообщили на Диксон о случившемся. Вскоре оттуда прибыла помощь.
В конце октября — начале ноября, после окончания арктической навигации, немецкие подводные лодки активизировали действия в юго-восточной части Баренцева моря. Они пытались уничтожить наши конвои на переходе из Карского моря в Белое.
24 октября вражеские лодки в районе Канин Нос атаковали конвой «ДБ-9», вышедший из Югорского Шара в Архангельск. Одну из них вскоре контратаковал тральщик «Т-И6». Получив повреждения, лодка легла на грунт. И тогда на нее сбросили глубинные бомбы самолет, сторожевой корабль № 20, сторожевой катер «МО-251» и эсминец «Доблестный». После сильных взрывов на поверхность всплыли обломки фашистской лодки, появилось соляровое пятно1.
В этом же районе 1 ноября тральщики «Т-111» и «Т-113» при обеспечении очередного конвоя «ДБ-10» атаковали и потопили еще одну подводную лодку. Через несколько дней сюда специально прибыл эсминец «Дерзкий». Обследуя район с помощью гидролокации, он нашел лежавшую на грунте лодку и еще раз сбросил на нее бомбы. Обнаружил эсминец и лодку, уничтоженную советскими моряками 24 октября '.
После окончания арктической навигации немецкие подводные лодки активизировали свои действия у Кольского побережья. Для борьбы с ними стали чаще практиковать специальные поиски их кораблями и противолодочной авиацией.
5 декабря 1944 г. эсминцы «Деятельный» и «Живучий» с помощью радиолокации и гидроакустики произвели поиск вдоль побережья от Иоканки до Кольского залива. В 1 час 44 мин. эти корабли обнаружили две подводные лодки в надводном положении и обстреляли их. Лодки погрузились, а эсминцы, продолжая атаку, сбросили на одну из них три серии глубинных бомб. После первой серии произошел сильный взрыв, выбросивший на поверхность столб огня, дыма и воды. В 7 час. 35 мин. в районе о. Кильдин была обнаружена еще одна подводная лодка. После решительной атаки эсминцев она временно покинула этот район.
Утром 7 декабря для поиска вражеских подводных лодок севернее о. Кильдин вышел отряд больших охотников («БО-227», «БО-228», «БО-229» и «БО-150») под командованием капитана 3 ранга И. Н. Грицюка. В строю фронта корабли вели поиск с помощью гидроакустики. В 10 час. 10 мин. БО-229» обнаружил немецкую лодку, вышел из строя и атаковал ее. Однако атака не увенчалась успехом, а под кораблем вскоре произошел сильный взрыв, и он быстро затонул. Благодаря исключительному мужеству матросов и старшин удалось спасти раненого командира дивизиона и командира корабля. Матросы и старшины Кузьмин, Смирнов, Солома-тин, Гетман и другие поддерживали раненых офицеров до подхода других кораблей.
8 декабря наши корабли, закончив проводку беломорской группы очередного внешнего конвоя, возвращались из Иоканки в Кольский залив. В составе отряда находились лидер "Баку» (под флагом командующего эскадрой контр-адми-рала В. А. Фокина), эскадренные миноносцы «Гремящий», "Разумный», «Дерзкий», «Живучий» и «Доблестный». В связи с обнаружением у Кольского побережья подводных к командующий флотом приказал отряду произвести по- о поиск и уничтожить их.
Эскадренные миноносцы разделились на три пары и в строе растянутого фронта выполнили поиск подводных лодок лb побережья от мыса Святой Нос до Кольского залива.
Этот способ позволил обследовать большую полосу вдоль по- жья. В 22 часа 45 мин. эсминец «Живучий» -(командир капитан 3 ранга Н. Д. Рябченко) в районе губы Порчниха с помощью радиолокатора обнаружил фашистскую лодку в надводном положении. Корабль увеличил ход до 24 узл. и пошел на сближение, рассчитывая таранить противника. Вскоре по лодке открыли артиллерийский огонь из носового орудия. Она контратаковала эсминец, выпустив по нему две торпеды, но командир советского корабля успел от них уклониться. На полном ходу «Живучий» врезался форштевнем в левый борт вражеской лодки, а затем, дав задний ход, начал отходить, продолжая обстреливать ее 4-дюймовыми снарядами и снарядами из скорострельных орудий малого калибра. В это же время минеры сбросили серию глубинных бомб, разорвавшихся в 50 м от медленно погружавшейся в воду немецкой лодки. Так была уничтожена фашистская подводная лодка «U-387» 1.
Этот боевой эпизод заставил по-иному оценить возможности тарана подводных лодок в современных условиях. Боевое оружие древних флотов и армий — таран — возрождалось в новых условиях парового флота в середине XIX в. и в годы первой мировой войны, а также в авиации. Его применение вызывалось отсутствием или слабостью других средств борьбы. Таран подводной лодки противника соблазнителен для надводного корабля. В первую мировую войну он наверняка приводил к гибели лодки. Однако в дальнейшем прочность корпуса лодок значительно возрастает в связи с увеличением глубины их погружения, и таран лодки более слабой носовой частью надводного корабля приводит к серьезным повреждениям последнего. Уже в ходе второй мировой войны в английском и американском флотах таранный удар как прием борьбы с подводной лодкой был запрещен.
Большой объем боевого траления в 1944 г. выполнили тральщики Северного флота и Беломорской флотилии. В течение навигации они протралили фарватеры в Белом море, на Северной Двине, в районе Новой Земли, а после освобождения Печенги и Киркенеса — и в Варангер-фьорде. Здесь особенно отличился экипаж тральщика «Т-112», командир которого капитан-лейтенант А. И. Иванников — опытный минер и бесстрашный офицер — был удостоен звания Героя Советского Союза.
В 1944 г. английское командование ввело некоторые изменения в проводку конвоев в северные порты Советского Союза. С февраля оно начало посылать конвои, состоявшие из 30—50 транспортов и 20—30 кораблей охранения с месячными интервалами между очередными конвоями. Важнейшее изменение заключалось в том, что в состав сил охранения теперь включались эскортные авианосцы, имевшие до 20— 30 самолетов; главной задачей самолетов являлась борьба
с подводными лодками. При обеспечении внешних конвоев в своей операционной зоне командование Северного флота придерживалось в основном прежней схемы.
27 марта 1944 г. из Лох-Ю (Англия) вышел союзный конвой из 48 транспортов, 2 танкеров, спасательного судна, крейсера, крейсера ПВО, 2 эскортных авианосцев, 20 миноносцев, 2 корветов и 4 шлюпов. Для действия против него развернулись 15 немецких подводных лодок, которые с 31 марта по 3 апреля пытались его атаковать.
4 апреля для встречи конвоя из Кольского залива вышли советские корабли — 4 эсминца, 4 тральщика и 4 больших охотника. В районе севернее о. Кильдин конвой разделился на две группы — беломорскую и мурманскую.
Беломорская группа из 10 транспортов продолжала движение под охраной советских кораблей, сопровождавших ее до кромки льда в северной части Белого моря. Группу прикрывали также истребители и самолеты противолодочной авиации. Проводк\ во льдах осуществляли ледоколы, тоже под прикрытием истребителей. Все суда прибыли в советские порты без потерь, противник же потерял три лодки.
Результаты проводки конвоя были хорошими, однако на весь период полярного дня британское адмиралтейство вновь прекратило посылку конвоев, и очередной из них прибыл в наши северные порты лишь в августе. Конвой «IW-59» вышел из Лох-Ю 15 августа. В его составе было 34 транспорта, 1 крейсер, 2 эскортных авианосца, 7 эсминцев и 10 других кораблей охранения. Вместе с конвоем шли корабли, переданные советскому флоту в счет репараций с Италии (линкор «Архангельск», 8 миноносцев) и 11 больших охотников. Для прикрытия перехода конвоя англичане выделили отряд в составе линкора, 3 авианосцев, 3 крейсеров и 18 эсминцев. 22 августа силы охранения потопили две подводные лодки; одну из них («U-344») — советский эсминец «Дерзкий». Для обеспечения конвоя авиация Северного флота сделала 60 самолето-вылетов для поиска подводных лодок и 82 самолето-вылета для прикрытия конвоя с воздуха.
Всего в 1944 г. в северные порты прибыло 9 союзных конвоев (248 транспортов).. Гитлеровцы не смогли добиться крупных успехов в действиях против этих конвоев: фашистские подводные лодки за весь год потопили 6 транспортов и 3 корабля охранения, сами же потеряли 13 подводных лодок '.
В прикрытии внешних конвоев участвовали и советские подводные лодки, развертываемые у побережья Северной Норвегии. Авиация флота усиливала удары по аэродромам и базам противника. В ночь на 11 февраля 1944 г. самолеты Ил-4 36-й авиадивизии нанесли удар по линейному кораблю «Тирпиц» в Альтен-фьорде. Из-за плохих метеорологических условий часть самолетов сбросила свои бомбы на запасные цели: порты Гаммерфест, Киркенес и аэродромы противника.
12 ноября 1944 г. английская авиация потопила в одном из фьордов близ Тромсё фашистский линкор «Тирпиц» . Это окончательно сняло угрозу союзным конвоям со стороны надводных кораблей Германии. Надобность в оперативном прикрытии конвоев отпала.
Для нашего судоходства основную опасность в 1944 г. представляли немецкие подводные лодки. Наличие радиолокации и акустических торпед позволяло им осуществлять атаки в темное время суток, что усложняло борьбу с ними и создавало известные трудности для Северного флота. Во время арктической навигации в Карском море и в конце года у Мурманского побережья фашистским лодкам удалось создать серьезную угрозу нашему судоходству, но в целом достичь своей цели противник не смог.
Всего в 1944 г. на внутренних коммуникациях в Баренцевом, Белом и Карском морях Северный флот провел 407 конвоев с общим количеством 707 транспортов в них. Для их обеспечения боевые корабли совершили 1481 выход, из них: эсминцы — 241, тральщики — 530, большие охотники — 347. Для поиска неприятельских подводных лодок и для противолодочной обороны конвоев авиация сделала 1116 само.яето-вылетов.
Всего наши конвои потеряли в 1944 г. 3 транспорта, то есть менее 0,4% общего количества проведенных судов, а Северный флот — несколько вспомогательных судов и кораблей охранения. Гитлеровцы недосчитались 16 подводных лодок.

Доставка суши одесса mysushi суши и пицца доставка на дом одесса.
на предыдущую страницу на главную страницу на следующую страницу