ОПЕРАЦИЯ "ХОФФНУНГ"

После разгрома конвоя PQ-17 и проведения PQ-18 летом 1942 г. командование ВМФ нацистской Германии (Кригсмарине) пребывало в состоянии эйфории. Казалось, что союзническим конвоям в Арктике был поставлен надежный заслон. По приказу Гитлера на Север были переброшены крупные надводные и подводные силы, авиационные соединения, которым была поставлена задача уничтожить все транспорты противника. Англо-американское командование, проанализировав предшествующие неудачи, решило временно отказаться от проведения крупных арктических конвоев до наступления полярной ночи, когда корабли будут подвергаться меньшей опасности нападения самолетов и подводных лодок противника. Однако Восточный фронт остро нуждался в поставках грузов (в разгаре была Сталинградская битва), поэтому решено было не прерывать сообщение полностью, а организовать переходы одиночных транспортов из Исландии в Архангельск и из губы Белушья на Новой Земле обратно в Исландию вдоль кромки льда (так называемые “капельные рейсы”). 29 октября 1942 года 13 судов вышли из Рейкьявика и направились в Мурманск и Архангельск, 5 судов отправились из советских портов на Запад.

Немецкое командование узнало об отправке конвоя уже 2 ноября, когда подводная лодка U-586 капитан-лейтенанта Эша потопила английское судно “Empire Gilbert”. 4 ноября первые суда были обнаружены 406-й береговой авиагруппой. Торпедоносцы 30-й бомбардировочной эскадры потопили советский пароход “Декабрист” и повредили 2 других судна. U-354 капитан-лейтенанта Хербшельба потопила “William Clark” (05.11.42), а U-625 обер-лейтенанта Бенкера — “Chulmleigh” (05.11.42) и “Empire Sky” (06.11.42). Таким образом, еще до подхода к Шпицбергену конвой потерял 5 судов из 13. “Адмирал Нордмеер” – специальное командование Кригсмарине по борьбе с арктическими конвоями союзников – разработало операцию “Hoffnung” (“Надежда”). Согласно плану группа немецких кораблей должна была выйти в море и вклиниться между двумя конвоями – идущим с запада из Исландии и идущим с востока с Новой Земли. Вопреки известной русской пословице, стратеги из “Адмирала Нордмеера” решили убить двух зайцев сразу: немецкая эскадра, крейсируя в Баренцевом море, должна была неминуемо встретиться с транспортами союзников.

5 ноября 1942 г. соединение немецких кораблей в составе тяжелого крейсера “Хиппер” и эскадренных миноносцев “Z-27”, “Z-30”, “Рихард Байтцен” и “Фридрих Эккольдт” вышло в море из базы в Альте. Возглавил экспедицию вице-адмирал Оскар Куммец (флагман — “Хиппер”). Кроме него на борту “Фридриха Эккольдта” находился командующий 5-й флотилией эскадренных миноносцев капитан 1 ранга Шеммель. Разведку обеспечивала 30-я бомбардировочная эскадра Люфтваффе, а также 3 палубных самолета — разведчика “Ar-196” с “Хиппера”. Это мощное соединение было способно справиться как с самим конвоем, так и с 8 кораблями прикрытия.

6 ноября в 10:58 “Хиппер” запустил бортового разведчика, но тот не обнаружил конвоя и в 13:14 приводнился у крейсера. В 22:47 эскадра достигла квадрата 6528 AC — точки начала операции “Хоффнунг”. Радиограмма “Адмирала Нордмеера” подтвердила начало операции. Немецкое соединение растянулось в разведывательный дозор с запада на восток: “Z-30”, “Z-27”, “Хиппер”, “Рихард Байтцен”, “Фридрих Эккольдт”. Интервалы между кораблями составляли 15 миль (на такое расстояние действовали радары и “сонары” немцев). В таком дозоре немцы приступили к прочесыванию моря. Из-за сильного снега и плохой видимости приходилось ориентироваться только по радиолокаторам. В 23:28 локатор “Z-27” засек большую цель, но вскоре потерял ее.

Утром 7 ноября было облачно, умеренная видимость, ветер силой 1-2 балла. В 4:55 на “Z-27” впереди по левому борту увидели дымовой след, акустики засекли шум винта по пеленгу 352°. Вскоре после этого в зону видимости вошел пароход, шедший малым ходом. Им оказался, как позднее выяснилось, СКР-78 под командованием лейтенанта Е.М. Фролова. Бывший рыболовецкий траулер “Смена” был мобилизован 20 сентября 1941 г. и включен в состав Северного флота. СКР направлялся навстречу исландскому конвою.

Сразу стало ясно, что силы неравны. СКР-78 водоизмещением 1200 т был вооружен двумя 76,2-мм орудиями, двумя 20-мм зенитными орудиями и двумя 7,62-мм пулеметами, команда — 42 человека. Максимальная скорость — 9,5 узлов. Ему противостоял современный немецкий эсминец 1939 г. постройки водоизмещением 3543 т. Вооружение: 5 150-мм орудий, 4 37-мм и 14 20-мм зенитных орудий, 2 четырехтрубных торпедных аппарата, команда — 321 человек. Максимальная скорость — 38,5 узлов. Кроме того, машина СКР была неисправна, максимальный ход корабля упал до 7 узлов, то и дело в работе двигателя случались перебои.

В 5:03 эсминец выпустил первую торпеду, бой начался. СКР с трудом уклонился от торпеды поворотом на левый борт. Тогда немцы начали обстрел из орудий с дистанции 600 м. Сторожевик был накрыт уже вторым залпом и загорелся. Чтобы добить противника, эсминец выпустил еще одну торпеду, но промахнулся. В 5:29 корабль затонул, огонь эсминца был прекращен. Бой длился всего 26 минут, расход боекомплекта составил 2 торпеды и 46 150-мм снарядов. Координаты места гибели корабля — 75°5" с.ш., 42°00" в.д. Люди с СКР спаслись на 2 шлюпках, 6 человек плавали в воде. В вахтенном журнале немецкого эсминца зафиксировано, что криками “Хайль Гитлер” они надеялись ускорить свое спасение. Эсминец подобрал всех до единого. В 5:34 на месте гибели корабля раздались два подводных взрыва. Взорвались котел и боеприпасы. В 5:53 был получен приказ Куммеца: “Всем кораблям дозора сосредоточиться у флагмана”. Донесение о потоплении корабля было передано на “Хиппер” только в 8:15, что было вызвано неисправностью радиостанции.

В 8:30 вновь был образован разведывательный дозор. К этому времени заканчивали допрос пленных. Немцы получили информацию о названии корабля (его класс определен ими как БО), численности команды (43 человека, включая 7 офицеров), о вооружении и порте приписки (Иоканьга). Было спасено 29 человек, из которых двое умерли. Из оставшихся 27 — 12 раненых (2 — тяжело). В числе тяжелораненых — офицер. В 11:00 перехвачен сигнал английского парохода о бомбардировке немецкой авиацией.

В 13:28 на эсминце вновь была объявлена тревога. На пеленге 360° обнаружен танкер, который немцы приняли сначала за 2 отдельных судна. Танкер “Донбасс” (водоизмещение — 7925 т, команда — 62 человека, в том числе 5 женщин) шел пустым из Архангельска в Рейкьявик, где должен был войти в конвой, направлявшийся в Америку. “Донбасс” (капитан В.Э. Цильке) занимался перевозкой растительного масла. 4 ноября он в одиночку вышел из губы Белушьей на Новой Земле, но 6 ноября был атакован немецкой авиацией и повернул обратно. Тут и произошла его встреча с “Z-27”.

В 13:58 командир эсминца дает приказ атаковать пароход. Дистанция 2 километра. Второй залп накрыл корму, которая быстро загорелась. Одним из первых попаданий была разрушена машина танкера. “Донбасс” ведет ответный огонь по эсминцу из всех имеющихся средств: двух 76,2-мм орудий (на носу и на корме), трех зенитных пулеметов, однако его выстрелы не достигают цели. Позднее в советской литературе распространится легенда о том, что “орудийный расчет танкера..., оставшись без боеприпасов, в пылу боя зарядил пушку снарядом, который перед тем дал осечку, а сейчас сработал и поразил эсминец” (Вайнер Б.А. Советский морской транспорт в Великой Отечественной войне”.- М., 1989.- с.230.). В вахтенном журнале эсминца не зафиксировано ни одного попадания с танкера, говорится о том, что он стрелял с перелетами. Если бы “снаряд поразил эсминец”, то в своем отчете о бое немецкий командир вряд ли охарактеризовал этот бой как «отличную тренировку для руководителей оружейно-технической службы и персонала”. В вахтенном журнале прямо говорится о полной безнаказанности действий эсминца.

В 14:00 в танкер угодило 2 торпеды, одна на уровне мостика, другая в центр корабля. Артиллерийским огнем были подавлены его орудия и пулеметы. Эсминец еще дважды проходит вдоль танкера. Стемнело, но горящая корма танкера ясно освещает цель. Чтобы приблизить финал, командир разрешает выстрел торпедой. Промах. Эсминец задерживается у танкера слишком долго, вынужден специально извещать Куммеца о ходе боя, объяснять причину задержки. В 14:25 выпускаются еще 2 торпеды с дистанции 1000 м. На этот раз поразили носовую часть, которая оторвалась вплоть до мостика и затонула. Тем не менее, кормовая часть пылает, но упорно держится на плаву. Командир эсминца приказал прекратить огонь и начать спасение экипажа танкера. «Донбасс» остался недобитым, но совершенно изуродованным. На беззащитный танкер было истрачено 5 торпед (после боя на эсминце осталась единственная торпеда). Координаты места гибели судна — 76°25" с.ш., 45°54" в.д.

Было спасено 15 человек, в том числе капитан, старший офицер и 1 женщина. Все спасенные невредимы. В вахтенном журнале отмечено: “Люди произвели хорошее впечатление”. Члены экипажа танкера были допрошены. Особенно интересным для немцев был рассказ радиста, который до этого участвовал в конвое PQ-17. Он сообщил, что крейсер “Адмирал Шеер” потопил при обстреле гавани Диксона пароход “Куйбышев”. От него же немцы узнали о тактике капитанов конвоируемых судов: при известии о выходе в море “Тирпица”, “Хиппера” и эсминцев они рассредоточиваются и прячутся по возможности дальше в лед.

Между тем эсминец стал догонять эскадру. Командир корабля проанализировал оба столкновения. Выяснилось, что большое количество промахов при стрельбе торпедами объяснялось слабой подготовленностью нового офицера, руководившего стрельбой. Он прибыл на корабль по окончанию ускоренных курсов и имел за плечами только 12 учебных выстрелов. Впервые свои знания он применил на практике именно в этом бою. Большую помощь в кораблевождении во время операции оказали гидроакустические локаторы, выдававшие очень точные результаты (“Хиппер” прослушивался на расстоянии в 15 миль, а эсминцы — в 12). Совершенно бесполезным оказался “сонар”, который не мог обнаружить противника.

Руководство “Адмирала Нордмеера”, обрадованное первыми успехами, расширило зону действия операции “Хоффнунг” еще на 14° к востоку (до побережья Новой Земли). Немецким кораблям предстояло дополнительно пройти 660 миль: до Новой Земли и вернуться в Альту. На своем пути они не встретили противника, лишь один раз их радары засекли цель, но тут же потеряли ее. Море словно замерло. Очевидно, главной причиной этому были две радиограммы, которые успел отбить радист тонущего “Донбасса”. В первой он известил о том, что вступил в бой с артиллерийскими силами противника, во второй — о наличии повреждений от огня вражеской артиллерии. Командование конвоев извлекло для себя выводы и изменило пути следования кораблей и судов. Теперь у гитлеровцев не осталось никакой надежды отметить новыми успехами операцию “Надежда”. 9 ноября 1942 г. немецкая эскадра вернулась в Альту. Ценой своей гибели “Донбасс” предупредил возможные новые жертвы, конвой успешно достиг места назначения. И все же потери были немалыми. В общей сложности с 2 по 9 ноября союзники лишились 7 судов общим водоизмещением 43194 тонны.

В честь “Донбасса” было названо 3 американских танкера, переданных СССР по ленд-лизу. А имя СКР-78 (РТ “Смена”) было забыто, сам корабль скрыт в бумагах ВМФ, переименован в СКР-23, о его судьбе было принято ничего не сообщать. В справочнике “Корабли и суда ВМФ СССР. 1928 — 1945.” (М., 1988. С.410) он помещен под именем “СКР-23”, рядом скупая запись: “участв. в ВОВ: защита внутр. и внеш. конвоев; имел борт. № 78”.

на предыдущую страницу на главную страницу на следующую страницу